Цветовая схема: C C C C
Размер шрифта: A A A
Изображения:
  • 443092, г. Самара, ул. Физкультурная, д. 116
  • +7 (846) 953-78-70
  • samara@fhr.ru

Статьи

Правила
Нац. программа
Юрий КАРАНДИН: «У меня не было права на ошибку»
Юрий КАРАНДИН: «У меня не было права на ошибку»
  • 25 сентября 2014 07:09
Количество просмотров: 2015

Председатель Межрегионального Координационного Центра ФХР «Сибирь-Дальний Восток» Юрий КАРАНДИН побывал на предсезонном турнире ЮХЛ в Усть-Каменогорске, где дал большое интервью местной прессе.

– Юрий Павлович, вы были в числе почетных гостей IV Международного турнира памяти Бориса Александрова. Однако приехать на турнир не смогли. По какой причине?

– Хочу начать с того, что у нас с Борисом Викторовичем были очень хорошие, добрые отношения еще со времен его игровой карьеры. Он был в числе выдающихся мастеров нашего хоккея, хоть и не выделялся ростом и габаритами. Зато светлая голова, хоккейная интуиция, и, конечно же, владение клюшкой помогли ему войти в число выдающихся мастеров. Нежадный в игре великий мастер, всегда действующий в интересах команды. Мог красиво забросить сам, но если партнер находился в более выгодной позиции, то обязательно отдавал передачу. Когда против него играли грязно при разговоре с судьями никогда не переходил рамки этикета, без какого-либо хамства обращаясь ко мне и моим коллегам.

Как тренер формировался под влиянием совместной работы с Анатолием Тарасовым, Константином Локтевым, Борисом Кулагиным. И в родной усть-каменогорской команде он старался наряду с этим багажом внедрять свое видение хоккея. Ему это удалось. Воспоминания о нем как о хоккеисте, тренере и человеке остались самые лучшие.

А на турнир его памяти я не смог прилететь по причине того, что на обратный путь авиабилетов не оказалось – много студентов из Усть-Каменогорска обучаются в Новосибирске, видимо, поэтому заранее все билеты были выкуплены. Я пообещал приехать к предсезонному турниру ЮХЛ.

– Новые модули посмотрели?

– Да, удалось посетить два новых спортивных комплекса, которые построены недавно. Эти модули – большое подспорье для возвращения к тем славным временам, когда усть-каменогорская школа была ведущей в СССР. По-моему мнению, Казахстанская Федерация Хоккея должна сделать всё для того, чтобы сохранить усть-каменогорскую школу хоккея. Это принесет большую пользу всему казахстанскому хоккею, сборной Казахстана. Нельзя обескровливать «Устинку», ее необходимо сохранить и развивать.

– Несмотря на то, что проблема нехватки льда решена, юные хоккеисты продолжают уезжать из Усть-Каменогорска. Этим летом «Торпедо-2001» покинуло две трети состава команды. Ежегодно теряем тренерские кадры, которые всегда были нашей визитной карточкой.

– Понятно, что Астана – это столица, там созданы хорошие условия, плюс команда КХЛ. Но ведь и здесь есть команда мастеров, выступающая в ВХЛ. КФХ каким-то образом надо решать эту проблему – Усть-Каменогорск всегда славился богатыми традициями.

Детским тренерам нужно создавать условия. В России сейчас мощные хоккейные центры созданы именно в регионах. То есть хоккей нужно развивать во всей стране.

– Какова ситуация с детским хоккеем в сибирско-дальневосточном регионе?

– За последние годы построено множество крытых катков, популярность хоккея растет. Родители ведут своих детей в хоккейные секции. Другое дело, что наш регион очень сложный с географической точки зрения. К примеру, на Урале команды в силу близости и компактности расположения городов имеют возможность отыграв матчи на выходных, вернуться к понедельнику домой и в течение недели проводить полноценный учебно-тренировочный процесс. В сибирско-дальневосточном регионе такой возможности как на Урале нет. У нас же огромные расстояния, порой более полутора суток приходится проводить в дороге. Причем только в один конец. И неделя практически «выпадает». По возвращении домой надо восстанавливаться. Плюс учеба. Поэтому мы при составлении календаря учитываем всегда географический фактор.

Сейчас появилась новая проблема: родители. То им тренер не нравится, то еще что-то, и увозят своих детей в Москву, Санкт-Петербург и другие города. Но есть положение «О статусе и переходах  хоккеистов – учащихся хоккейных школ», согласно которому за переход юного хоккеиста с 10 лет и старше школе выплачивается компенсация.

– Как оцениваете тренерские кадры школ региона СДВ?

– Раньше существовала Высшая школа тренеров, где проводилась очень серьезная подготовка специалистов. В перестроечные времена мы потеряли многих тренеров, подавшихся в другие сферы деятельности. После игровой карьеры нашим молодым тренерам сложно переходить на тренерскую стезю в силу незнания специфики детского хоккея. Поэтому сейчас ФХР разрабатывает специальную программу по подготовке тренеров.

– Некоторые детско-юношеские школы находятся в системе клубов, многие на балансе государственных учреждений. Какая из этих моделей более жизнеспособна?

– В свое время школы были при спортивных комитетах. Потом в определенный период многие ДЮСШ передали в ведение Министерства образования, а заработные платы в этой сфере были маленькими, и тренеров приравняли к учителям общеобразовательных школ. По этой причине наш хоккей потерял многих детских тренеров. Затем некоторые клубы взяли под свое крыло детско-юношеские школы, и это сейчас дает хорошие результаты. Поскольку не все клубы имеют такую возможность, считаю, что школы должны быть в системе Министерства спорта.

– На всероссийских финалах команды сибирского региона часто борются не за самые высокие места. И ведь причина не только в большой географии?

– Да, это связано не только с расстояниями и связанных с этим трудностях построения тренировочного процесса, о которых я уже говорил. К сожалению, как только в наших командах появляется талантливый мальчишка, его сразу же переманивают ведущие школы России. На тех же финальных всероссийских соревнованиях присутствует огромное количество селекционеров.

В детском хоккее зависит очень многое от двух, трех лидеров. А когда их нет, это отражается на результатах. От этого никуда не денешься. Сейчас, мы на всероссийских финалах, действительно, заметно уступаем командам Урала, Поволжья и Москвы.

– Новосибирск по численности населения уступает только Москве и Санкт-Петербургу, обладая огромными людскими ресурсами, однако некоторые малочисленные регионы и города превосходят столицу Сибири в развитии детского хоккея.

– Сейчас в Новосибирске построено семь крытых катков плюс еще пять в области. Талантливых ребят много, но они все уезжают. Переманивают в команды Урала, Москвы, Санкт-Петербурга, Омска, предлагая хорошие условия. Совсем недавно, например, из школы «Сибири» очень перспективный парнишка перебрался в школу омского «Авангарда», которая выступает в уральском регионе.

– Не могу не спросить о вашей богатой и насыщенной судейской карьере. Можете выделить три главных матча?

– Мне всегда было сложно судить в Москве. Там работала очень требовательная просмотровая комиссия. После матчей устраивали тщательный разбор. Первая игра, которую обслуживал в качестве судьи – «Локомотив» (Москва) – СКА (Ленинград). Я был тогда молодым, а вторым арбитром опытный коллега. При счете 3:3 за считанные секунды до сирены «Локомотив» забросил четвертую шайбу. Вместе с сиреной. А это случилось в «мои» ворота! Подъезжаю к судейскому столику и спрашиваю: когда была заброшена шайба? До свистка или после? А мне в ответ: одновременно. И тут я проявил твердость и по-сибирски спросил более настойчиво. «После свистка об окончании матча» – таков был окончательный ответ, и я облегченно выдохнул. Просмотровая комиссия дала хорошую оценку моей работе.

Не могу не отметить знаменитый матч между ЦСКА и «Спартаком» в 1969 году, когда Тарасов увел команду со льда на 28 минут. Счет 2:1 в пользу «Спартака». И когда после передачи Михайлова Петров мощным щелчком забросил шайбу, я засчитал гол. Произошло это за мгновение до смены ворот в третьем периоде. А судья чистого времени говорит мне, что шайбу засчитывать нельзя, так как по контрольному секундомеру игровое время истекло, а на табло время неверное. Я тут же отправился к скамейке армейцев и объясняю ситуацию Анатолию Владимировичу Тарасову. На табло еще есть 0,1 секунды до сирены. Гол в итоге не засчитали, и Тарасов увел команду в раздевалку. Двадцать восемь минут мы провели в судейской, пригласили туда Анатолия Владимировича. К нам пришел помощник министра обороны и передал от него просьбу вывести команду на лед. Тарасов ответил: «Я подчиняясь приказу министра обороны». И вывел команду на лед. Но «Спартак» тогда добился победы. В ситуацию вмешались люди, которые хотели сместить Тарасова. Та игра оставила неприятный осадок.

Третий матч, врезавшийся в память – суперсерия 1975/76 и встреча между «Филадельфией» и ЦСКА. Тогда мы уже выиграли серию, а канадцы не могли признать этого и заявили: победа в этой серии будет зависеть от поединка между сильнейшей командой НХЛ «Филадельфией» и чемпионом СССР ЦСКА. Главным судьей назначили местного, а я был помощником. Наших игроков били нещадно, а я никак не мог на это повлиять. Главный судья на всю грязь закрывал глаза. И тогда Константин Борисович Локтев увел команду и сказал, что пока это безобразие не закончится, команда на лед не выйдет. Вмешались даже представители консульства. Я видел этот беспредел на льду и чувствовал себя ужасно из-за своей беспомощности.

Можно вспомнить еще очень много матчей и случаев. Но на это уйдет немало времени.

– В матчах КХЛ вы себя можете представить? Всё-таки скорости возросли и правила поменялись.

– Сейчас судят вчетвером (я начинал, когда судей было двое), вроде всё должны видеть, но порой дают такие удаления, что вообще невозможно вести силовую борьбу. А грязь пропускают. Всё это бьет по зрелищности. 

После поражения сборной России на Олимпиаде в Ванкувере Виктору Тихонову по случаю юбилея вручали орден. Его спросили: почему проиграли канадцам с таким счетом? И ответ Виктора Васильевича был таким: «канадцы взяли всё лучшее из советского хоккея, а мы переняли всё худшее у них».

Хоккей сейчас стал быстрым и жестким. Но в мое время судить было труднее – ответственность была колоссальная, у меня не было права на ошибку.

Ернур САУДЕГЕРОВ, газета «Контакт-Спорт»